Елинек Эльфрида - Любовницы



ЭЛЬФРИДА ЕЛИНЕК
ЛЮБОВНИЦЫ
предисловие:
вам знакома эта ПРЕКРАСНАЯ страна, вся в долинах и холмах?
прекрасные горы отделяют её от далёкой дали. у этой страны есть горизонт, а это случается далеко не со всеми странами.
вам знакомы просторы, луга и поля этой страны? вам знакомы её мирные жилища и мирные жители в их стенах?
прямо посреди этой прекрасной страны прекрасные люди построили фабрику. её алюминиевая крыша выгибается, отлично контрастируя с лиственными и хвойными лесами вокруг. фабрика пригибается перед ландшафтом.
хоть у неё и нету поводов пригибаться.
могла бы спокойно выпрямиться во весь рост.
как хорошо, что стоит она здесь, где всё так прекрасно, а то могла бы стоять там, где не всё так прекрасно.
фабрика выглядит так, словно она  часть ландшафта.
она выглядит так, словно сама собой тут выросла, однако  нет! если приглядеться как следует, станет заметно, что её выстроили хорошие люди. а само собой ничего не бывает.
так что хорошие люди входят и выходят из фабрики. в конце концов, они устремляются потоком в ландшафт так, словно бы он им принадлежит.
фабрика и земля вокруг неё принадлежит владельцу, коим является концерн.
фабрика, тем не менее, радуется, когда в неё устремляется поток радостных людей, потому что так лучше, чем если б они были не такие уж радостные.
женщины, которые здесь работают, владельцу фабрики не принадлежат.
женщины, которые здесь работают, целиком и полностью принадлежат семье.
только здание принадлежит концерну. так что все довольны.
многочисленные окна поблёскивают и посверкивают, как и многочисленные велосипеды и малолитражки на улице. окна моют в основном женщины, машины  мужчины.
все люди, оказавшиеся в этом месте  женщины.
они шьют. они шьют сорочки, лифчики, а иногда даже корсеты и панталончики.
иногда эти женщины выходят замуж или ещё какнибудь пропадают. но пока они шьют  они шьют. иногда их взгляд отвлекается птичкой, пчёлкой или травинкой за окном.
иногда они в состоянии понимать и принимать природу лучше, чем мужчину.
машина неизменно кладёт шов. ей это не скучно. она выполняет свой долг, тот, на который её настроили.
каждая машина управляется обученной швеёй. швее тоже не скучно. она тоже выполняет долг.
при этом она может сидеть спокойно. у неё есть ответственность, но нет ни широты, ни полноты поля зрения. зато есть домашнее хозяйство.
иногда по вечерам велосипеды везут своих владелиц домой.
домой. дома стоят всё в том же прекрасном ландшафте.
здесь процветает довольство, это заметно невооружённым глазом.
кого ландшафт, дети и муж удовлетворяют не полностью, того полностью удовлетворяет работа.
а рассказ наш начнётся совсем в другом месте: в большом городе.
там стоит дочернее отделение той же фабрики, или точнее, там стоит основное предприятие этой фабрики, а в этом предальпийском ландшафте стоит как раз её дочернее отделение.
и тут тоже женщины шьют, что им предложено.
не то чтобы они шили то, что им предложено, просто шить заложено у них в крови.
им просто нужно дать ход этой крови.
речь идёт о спокойной женской работе.
многие женщины шьют, отдаваясь работе только половиной сердца, вторую половину у них занимает семья. некоторые женщины отдаются работе всем сердцем; те, кто так делает, не самые способные.
на городском островке спокойствия начинается наш рассказ, чтобы не затянуться слишком надолго.
если у кого и есть судьба, то не здесь.
если у кого и есть судьба, то это мужчина. если кого судьба постигает, так это женщину.
к сожалению, ж



Назад