Еврипид - Вакханки (Другой Перевод)



Еврипид
Вакханки
Перевод Иннокентия Анненского
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Дионис (II) Слуга (III)
Хор вакханок, лидийских женщин Вестник-пастух (III)
Тиресий, слепой старик, прорицатель (II) Вестник-слуга (III)
Кадм, бывший царь фиванский (III) Агава, дочь Кадма, мать
Пенфей, юноша, внук Кадма, новый царь Пенфея (I)
фиванский (I)
Действие происходит в Кадмее, фиванской крепости, к северу от Фив, перед
дворцом Кадма. Фасад дворца в дорийском стиле, с колоннами и триглифом.
Средняя дверь играет роль главных ворот, ведущих внутрь помещения. У правой
периакты (кулисы) куча деревянных обломков, огороженных и обвитых зеленью
винограда.
При начале пьесы выходит на сцену слева Дионис в виде поклонника Вакха:
сверх длинного, до самых пят, пестрого хитона у него шафранного цвета
перекидка, которую стягивает широкий пестрый пояс; по накидке свешивается с
плеч небрида - ланья шкура; с головы из-под мягкой митры и плюшевого венка
роскошными локонами падают на плечи нежные, светло-золотистые волосы,
закрывающие уши и часть щек. изнеженного красавца с
женоподобным лицом; щеки белые, с густым румянцем (глаза с поволокой); в
правой руке у него тирс, палка в рост человека, обвитая плющом.
ПРОЛОГ
Дионис
Сын Зевса, Дионис, я - у фиванцев.
Здесь некогда Семела, Кадма дочь,
Меня на свет безвременно явила,
Огнем Зевесовой грозы поражена.
Из бога став по виду человеком,
Я подхожу к струям родимых рек.
(Видит обломки, увитые виноградом.)
Вот матери моей сожженной память
У самого дворца обломки дома
Еще курятся, - в них еще живет
Огонь небесный, Геры горделивой
На мать мою неугасимый гнев...
10 Как хорошо, что сделал неприступным
Кадм дочери святилище; его
Со всех сторон я скрыл и винограда
Кистями нежной зелени обвил.
Богатой Лидии равнины я покинул
И Фригию, и Персии поля,
Сожженные полдневными лучами,
И стены Бактрии, и у мидян
Изведав холод зимний, я арабов
Счастливых посетил и обошел
Всю Азию, что по прибрежью моря
Соленого простерлась: в городах
Красиво высятся стенные башни,
И вместе там грек с варваром живет.
Я в Азии ввел праздники и пляски
И от людей, как бог, везде почтен.
20 Здесь почву Греции впервые попираю.
Из городов Эллады раньше всех
Вас, Фивы, я наполню ликованьем,
Небриды на плечи накину и, взамен
Копья, вручу вам тирс, плющом увитый:
Здесь сестры матери - кто мог бы ожидать?
Во мне Зевеса сына не признали,
И утверждали, будто, согрешив
Со смертным, мать Зевесу приписала
30 Свой женский грех, что ловко сочинил
Ту басню Кадм, и будто Зевс Семелу
Убил за дерзко выдуманный брак.
Я, бешенством объяв их, из домов
Бежать заставил, - потеряв рассудок
Они теперь ушли на Кисрерон
В вакхических одеждах, с жаждой оргий
В груди, и сколько в Фивах есть
Народу женского, всех с ними вместе
Заставил я покинуть очаги.
И под шатрами елей, как попало,
Бездомные на голых спят скалах.
Да, город, ты почувствуешь теперь,
40 Что до сих пор чуждался оргий Вакха.
Семелы матери я память защитить
Являюсь мощным богом, сыном Зевса.
Почет и власть царя здесь отдал Кадм
Пенфею, сыну дочери Агавы.
Он богоборец и ни разу мне
Не сделал возлиянья и в молитвах.
Упоминать не хочет. Пусть же царь
И прочие фиванцы убедятся,
Что точно бог я. Здесь как научу
Себе служить, пойду в другие земли.
50 А если с войском двинутся фиванцы,
Чтоб женщин с Киферона возвратить,
Затеют с ними бой мои менады.
Так вот зачем, обличье изменив,
Из бога стал я с виду человеком.
(Обращаясь к хору, который перед этим только



Назад