Еврипид - Вакханки



Еврипид
Вакханки
Перевод Ф. Ф. Зелинского
ПРОЛОГ
Действие происходит на площади перед царским дворцом в фиванском кремле.
Фасад дворца виден под косым углом с левой стороны сцены; он состоит из
центральной колоннады, посередине которой находятся большие ворота, ведущие
во двор, и выступающей пристройки с левой стороны, в которой
предполагается терем Агавы. Соответствовавшая ей некогда пристройка с правой
стороны представляет собой груду развалин, окруженную изгородью; камни
обросли зеленью, но через промежутки заметно багровое пламя тлеющих балок,
от которого подымаются густые облака дыма; это - бывший терем Семелы. Над
ним открывается вид на равнину Исмена; вдали виднеются строгие контуры
Киферона.
Время предрассветное, ворота и двери глухо заперты. Перед развалинами терема
стоит, опершись на свой тирс и погруженный в раздумье, Дионис. Он является
юношей с румяным лицом и томными глазами, одетым в длиннополый плащ
восточного покроя и украшенным митрой поверх распущенных роскошных кудрей;
кроме плаща он носит в виде накидки небриду, т. е. пятнистую шкуру чубарного
оленя. Свою речь он произносит отчасти как монолог, отчасти обращаясь к
зрителям.
Дионис
Я пришел сюда, в фиванскую страну - я, Дионис, сын Зевса, которого
родила некогда Кадмова дочь Семела, пламенем молнии освобожденная от
бремени; променяв свой божественный образ на вид человека, я пришел к струям
Дирки и к волнам Исмена. И вот передо мною, вблизи дворца, могила моей
пораженной перуном матери, дымящиеся развалины ее терема, живое еще пламя
Зевсова огня - это вечное клеймо позора, наложенное Герой на память моей
матери. Я благодарен Кадму за то, что он объявил недоступным это место, сде-
лав его святыней [10] своей дочери; сам же я отовсюду окружил его
плодоносной зеленью виноградной лозы.
Оставив золотые земли лидийцев и фригийцев, облитые лучами солнца
плоскогорья персов, твердыни Бактрии, проследовав через суровую страну
мидян, через счастливую Аравию и всю Азию, омываемую солеными волнами моря,
в укрепленных городах которой ютится смешанное, полуэллинское-полуварварское
племя, я этот город навестил первым [20] между эллинскими, установив там
свои хороводы и учредив свои таинства, чтобы засвидетельствовать перед
смертными свою божественность.
А потому огласил я Фивы раньше прочей Эллады звуками моих песен,
облачив жителей в небриды и дав им в руки тирс, обвитое плющом оружие - что
сестры моей матери, которым это менее всех приличествовало, не признавали
меня, Диониса, сыном Зевса, утверждая, что Семела, отдавшись смертному,
прикрывала именем Зевса свою грешную любовь, согласно придуманной Кадмом
уловке; вследствие этого, клеветали [30] они, Зевс и убил ее - в наказание
за лживую похвальбу о браке с ним. За это я их самих изгнал жалом бешенства
из дворца - они обитают в горах, лишенные разума, - и заставил их носить
символы моих таинств. С ними изгнал я из домов все женское племя, сколько
было у кадмейцев жен и дев; теперь они вместе с дочерьми Кадма сидят без
крова на скалах, под сенью зеленых елей. Нужно, чтобы этот город даже против
своей воли узнал, каково быть не посвященным в мои таинства; нужно также,
чтобы я восстановил честь своей [40] матери Семелы, явившись перед смертными
тем богом, которого она родила Зевсу.
Правда, Кадм... но Кадм передал свой сан и свою власть сыну своей
дочери Пенфею; а Пенфей богоборствует в отношении меня, отказывая мне в
возлияниях и нигде не упоминая меня в своих молитвах. За это я д



Назад